04/12
Георгий Чентемиров

Карельские журналисты обратились к Александру Бастрыкину

Союз журналистов Карелии и руководители карельских изданий составили открытое письмо в адрес председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина. Работники СМИ высказывают недовольство информационной политикой Следкома Карелии, который фактически не реагирует на запросы журналистов.

Александр Бастрыкин. Фото: https://www.vzsar.ru/news/2019/10/11/aleksandr-bastrykin-vzyal-na-kontrol-rassledovanie-ybiystva-lizy-kiselevoy.html

Открытое письмо Союза журналистов Карелии и руководителей СМИ Карелии

Уважаемый Александр Иванович!

В Республике Карелия сложилась уникальная ситуация, связанная с невозможностью получения какой-либо информации от регионального Следственного управления Следственного комитета. Вот уже несколько лет журналисты республики не могут получать интересующие их сведения о возбуждении и расследовании уголовных дел, в том числе – представляющих большой общественный интерес.

Вопиющим примером такого бойкота со стороны Следственного комитета стало недавнее задержание известного предпринимателя Леонида Белуги. Он один из крупнейших бизнесменов республики, с его деятельностью связана жизнь большого количества людей – подчиненных, бизнес-партнеров и так далее. 17 ноября он был задержан, 19 ноября – отпущен на свободу. С чем это связано? Является ли он подозреваемым в преступлении? Если да, то в каком? СМИ не получили ответа ни на один из этих вопросов. Большинство журналистов даже не смогли дозвониться до работника управления, отвечающего за связи с общественностью. Те, кому все же удалось пообщаться с представителями Следственного комитета, никаких комментариев не получили.

Свой отказ ваши коллеги аргументировали тайной следствия. Однако Следственный комитет не подтвердил официально даже само задержание, хотя данный факт был очевиден, Леонид Белуга двое суток находился в ИВС. Тайна следствия в данном случае не выглядит рациональным объяснением.

Это не первый раз, когда Следственный комитет Карелии умалчивает о событиях, имеющих большое значение для общества. Так, в сентябре 2018 года в Петрозаводске в течение суток были убиты две женщины. Следственный комитет долгое время не давал никакой информации, в результате чего город переполнился самыми невероятными слухами, а люди начали паниковать. Развенчивать эти слухи в итоге пришлось нам, журналистам. Какая тайна следствия стала причиной утаивания важнейших для общества сведений, понять крайне сложно.

Работники карельских СМИ могут привести и другие примеры, когда представители Следственного комитета Карелии отказывались отвечать на вопросы журналистов. Так, недавно в Кондопоге погибла школьница; данный факт в Управлении СК подтвердить так и не удосужились. Другой пример: 16 апреля 2019 года в СМИ появилась информация о задержании бывшего министра спорта Александр Воронова. Позже источники сообщили, что его привлекали для дачи свидетельских показаний. Глава региона тогда обвинил СМИ в распространении недостоверной информации. Однако, как и во многих других случаях, никаких официальных комментариев по данному поводу не было. Представители вашего ведомства не подтвердили информацию и не опровергли ее. Между тем очевидно, что любая активность Следкома в отношении чиновников, даже бывших, представляет интерес для общества.

Случается и так, что Следственный комитет всё же дает информацию, но с большим опозданием. К примеру, комментарии по факту задержания начальника петрозаводской ИК-9 Ивана Савельева были даны тогда, когда они уже потеряли актуальность. Новости о задержании Савельева появились 9 апреля 2020 года, пресс-релиз был опубликован лишь на следующий день. Следует отметить, что всем этим событиям предшествовал большой скандал, связанный с публикациями о пытках в ИК-9. Главным героем их был Иван Савельев; на наш взгляд, его задержание требовало оперативных комментариев со стороны вашего ведомства.

Мы понимаем, что публикация некоторых сведений может нанести вред расследованию, спугнуть возможных подозреваемых, привести к утрате улик. Мы осознаем, что у следователей есть право решать, какая информация подлежит обнародованию, а какая – нет. Но в Карелии сегодня, на наш взгляд, этим правом злоупотребляют. В частности, очень трудно объяснить тайной следствия, почему Следком Карелии отказывается сообщать журналистам, будет ли подаваться ходатайство об аресте того или иного подозреваемого. Ведь решение всё равно принимает суд, причем в открытом режиме.

Нам не кажется правильным тот факт, что карельское Управление Следственного комитета превратилось в структуру, от которой невозможно получить оперативную информацию. По сути, единственный способ коммуникации с журналистами сегодня – публикация пресс-релизов, причем зачастую выходят они тогда, когда в них уже нет никакого смысла. А иногда они, как в случае с Леонидом Белугой, не выходят вовсе.

Александр Иванович! Мы, журналисты Карелии, главной своей задачей видим информирование общества о важных для него событиях и явлениях. Следственный комитет – одна из важнейших государственных структур, от действий ваших коллег прямо или косвенно зависит жизнь всех граждан. Мы хотим понятной и прозрачной системы взаимодействия с региональным Управлением Следственного комитета, которая позволяла бы слышать ответы на наши вопросы – не только с учетом закона, защищающего тайну следствия, но также с учетом права граждан на получение информации, закрепленного в Конституции Российской Федерации.


 

Андрей Басов, главный редактор газеты «АиФ в Карелии»

Евгений Белянчиков, главный редактор «Карелия.ньюс»

Иван Гусев, главный редактор газеты «Карельская Губернiя»

Наталья Захарчук, главный редактор интернет-газеты «Столица на Онего»

Ольга Лузина, главный редактор сетевого издания «КарелИнформ»

Наталья Мешкова, главный редактор интернет-газеты «Лицей»

Максим Тихонов, главный редактор газеты «ТВР-Панорама»

Юлия Шевчук, главный редактор онлайн-журнала «Черника»

Георгий Чентемиров, председатель Союза журналистов Карелии